«Призрачная красота»: красота по-американски

«Призрачная красота»: красота по-американски

В преддверии Нового Года читать святочные рассказы, новогодние истории – это ровно то, что доктор прописал. «За бугром» принято рассказывать поучительные рождественские сказки, в которых герои исправляются под действием таинственных видений, если были пакостниками, или, наоборот, начинают радоваться жизни, если в ней были раньше разочарованы.

Одну такую историю про «Призрачную красоту», вышедшую в российский прокат 15 декабря, создал американский режиссёр Дэвид Фрэнкел. Режиссёр «Марли и я», «Дьявол носит Prada» на этот раз снял кино о преодолении душевной травмы и личного горя. Получилась своеобразная гештальт-терапевтическая инструкция с мудрыми идеями, написанными жирным шрифтом.

Основатель и директор рекламного агентства Говард (Уилл Смит), несколько лет назад потерявший горячо любимую дочь, не может справиться с трагедий. Впав в эмоциональный ступор, он перестаёт работать и проигрывает сделки. Компания находится на грани банкротства. Чтобы справиться с душевной болью, Говард отправляет письма Времени, Любви и Смерти. Он считает, что такие вневременные категории объясняют существование каждого человека. Тогда его партнеры по бизнесу Клэр (Кейт Уинслет), Уит (Эдвард Нортон), Саймон (Майкл Пенья) принимают отчаянное с моральной точки зрения решение – привлечь профессиональных актёров, чтобы те изображали Время (Джейкоб Латимор), Любовь (Кира Найтли) и Смерть (Хелен Миррен) и наладили контакт с Говардом. Такие встречи будут ярким доказательством того, что их друг, рекламный гуру потерял рассудок и нуждается в помощи. Таким образом, хитроумные коллеги смогут перехватить рычаг управления компанией и вывести её из состояния финансовой стагнации. Уловка сработала. Все получилось.

Однако трое друзей, при этом, тоже ощущают себя несчастными: у Уита разваливаются отношения с женой и малолетней дочерью; Саймон скрывает от своей семьи страшную болезнь; Клэр постоянно откладывает материнство, штудируя бесконечные книженции о донорах спермы.

Пока рушится большое домино Говарда в агентстве, главные герои начинают искать решение своих проблем. Когда проблемы были решены, герои ощутили душевное просветление, которое позволило им обрести смысл жизни и достойно принять все то, что с ними происходит.

В фильме занят сильный звездный состав. Именно это, пожалуй, спасает кино от полного провала. Кира Найтли в такой слезливой мелодраме в роли второго плана – это как посыльный курьер. Блистательная Хеллен Миррен, архетип королевы, сыграла ярко и убедительно. Эдвард Нортон выгодно оттенял седовласого Уилла Смита с грустными глазами мопса. Джейкоб Латимор удивлял напором и актерской наглостью.

Как известно, профессиональный артист может так залихватски прочесть инструкцию по пользованию холодильником, что факт того, что холодильник сломан, – никого уже интересовать не будет. Так и в «Призрачной красоте» актеры пытаются страстно подать зрителям свои реплики и диалоги, удачно прикрывая режиссерские плоские сентенции.

Излишне горюче-глянцевые кадры Уила Смита, рассекающего пол фильма на велике, к середине фильма начинают утомлять. Морализаторство и неприкрытая драматургическая дидактика в виде свирепых диалогов и монологов изматывают: «Ты не имеешь права скрывать от близких то, что с тобой происходит, если это их тоже касается», «Любовь живёт повсюду», «после смерти дочери Любовь к ней живёт у тебя в сердце». Монологи с подобным смыслом встречаются часто в разных частях фильма. Все чувства проговорены и объяснены. Такой приём используется, видимо, для того, чтобы создать у зрителя нужный психотерапевтический эффект.

Широкоскулая Любовь с тёмно-русыми волосами может бросить. Пожилая женщина с белыми волосами – это Смерть. Она идет вон там, с косой. Работа у неё такая. Темнокожее Время быстротечно – его не поймать даже нью-йоркским полицаям.

Одиозные патетичные речи редко вызывают настоящие эмоции у зрителя. Роли героев однотипные, а сами герои пребывают в депрессивной коме и выводят их из этого состояния банальные трюизмы. Складывается впечатление, что картина сделана исключительно в рекламных целях о рекламе. Ведь в начале фильма Говард говорит о том, что реклама делает нашу жизнь лучше и интереснее. Однако, согласно известному принципу «ври-ври, но не завирайся», отметим, что основной целью рекламы, по сути, является «впаривание» потребителям ненужного порой им барахла по нужным для продавца ценам. А настоящие рекламщики знают, что для получения максимальной прибыли нужно действовать манипулятивно и «наседать» на человеческое сознание. Это достигается с помощью использования архетипов: Времени, Любви и Смерти. Однако к настоящему искусству это уже никакого отношения не имеет.

Автор: Юлия Рудченко.

Пока нет комментариев

  • Привет, гость